Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Арктические микробы могут ускорить таяние ледников

"Ученые обнаружили в арктических льдах микробов, которые могут вызывать более интенсивное таяние, что в настоящее время не учитывается в моделях изменения климата.
В своем исследовании ученые сосредоточили внимание на зернистой субстанции, которая находится на поверхности арктических льдов. Вещество, известное как криоконит и похожее на почву, состоит из пыли и промышленной сажи, склеенных фотосинтезирующими бактериями.
Арктические льды обычно отражают около 60 % падающего на них солнечного света. Это называется уровнем альбедо. Криоконит может уменьшить альбедо льда до 20 %. Соответственно, будет поглощаться больше солнечной энергии и таяние ускорится.
Collapse )
#глобальное_потепление #изменение_климата #криокониты
https://www.gismeteo.ru/news/klimat/18495-urozhai-fermerov-pakistana-gibnut-ot-zasushlivoy-zimy/

Три хлопка в ладоши после конференции в Париже: хлопок первый

Оригинал взят у matros_ в Три хлопка в ладоши после конференции в Париже: хлопок первый

Опубликовано в блоге SkS 16 ноября 2015 года, автор Andy Skuce


В этом сообщении рассматривается возможность массового и быстрого развертывания систем связывания и хранения углерода (англ. CCS), а также возможность реализации технологии негативно-эмиссионного биоэнергетического связывания и хранения углерода (англ. BECCS), фигурирующей в большинстве сценариев МГЭИК, в которых удается избежать опасного глобального потепления. Некоторые наблюдатели сомневаются в возможности развертывания этих технологий в нужных масштабах и в требуемых временных рамках. Это первая из трех частей серии сообщений о вызове удержания глобального потепления на рубеже 2 ° C.


Сценарии выбросов, которые были использованы для получения концентрации парниковых газов, ведущей к 2 ° С, значительно различаются, но большинство из них требуют огромного по масштабам развертывания систем связывания и хранения углерода (CCS), а также суммарной отрицательной глобальной эмиссии в конце двадцать первого века. Как правило, единственным методом достижения негативной эмиссии, рассматриваемым в этих сценариях, является биоэнергетическое связывание и хранение углерода (BECCS) плюс изменения в землепользовании, в частности, высадка лесов. Для общего отрицательного итога выбросы СО2 должны быть меньше отрицательной эмиссии.


Кевин Андерсон (2015) (текст в открытом доступе) сообщает, что из 400 сценариев, которые имеют 50% или больше шанс непревышения 2 ° C, 344 предполагают масштабное применение технологии отрицательной эмиссии. В остальных 56 сценариях выбросы достигают пика в 2010 году, чего, как мы знаем, не произошло.


Fuss и др. (2014) (pdf) показывает, что из 116 сценариев, которые приводят к концентрации 430-480 частей на миллион CO2 эквивалента, 101 сценарий требует суммарной отрицательной эмиссии. В большинстве сценариев с суммарной отрицательной эмиссией BECCS обеспечивает к 2100 году 10-30% всей первичной энергии в мире.



Из Fuss и др. (2014), показана историческая эмиссия (черн.), четыре RCP (плотные цветные линии) и 1089 сценариев, отнесенных к одному из RCP (светлые цветные линии).


Авторы сценариев полагаются на BECCS, поскольку некая форма крупномасштабной технологии отрицательных выбросов должна быть экономически оптимальной, а BECCS сейчас представляется единственным правдоподобным способ достижения этой цели в необходимых масштабах. CCS в качестве технологии смягчения имеет ограничения: в удалении СО2 на электростанциях она в настоящее время эффективна только на 85-95% (Скотт и др., 2013), она неприменима для нестационарных источников СО2, таких как суда и самолеты, а также для многих видов сельскохозяйственных выбросов. Чтобы получить хотя бы нулевую суммарную эмиссию (что необходимо для ограничения потепления величиной 2 ° C), нужны технологии отрицательной эмиссии. Для компенсации чрезмерной эмиссии до 2050 года, во второй половине века требуется суммарная отрицательная эмиссия, для которой развертывание BECCS необходимо в еще больших масштабах.

Крупномасштабное применение BECCS, предусмотренное во многих сценариях, предъявляет огромные требования в области землепользования, с важными последствиями для продовольственной безопасности и биоразнообразия. В Европе использование биоэнергии, которая в настоящее время составляет половину всей возобновляемой энергии в ЕС, уже вызывает серьезные последствия для землепользования на юго-востоке США, как это показано Джоном Аптоном в отличной серии статей под названием Pulp Fiction на сайте Climate Central. Всего один регион мира, получая из биомассы ~ 6% своей первичной энергии, уже вызывает проблемы с землепользованием за его пределами.

Аптон указывает, что использование биомассы в Европе основано на предположении о её углеродной нейтральности. Как показывает доклад Департамента энергетики и изменения климата Великобритании, климатические последствия сжигания древесины в большой степени зависят от её типа. Например, имеет значение, получена ли древесина из естественных лесов, которые могли бы оставаться нетронутыми, или речь идет об отходах деревообработки, либо возможны промежуточные сценарии, лежащие между этими двумя крайними вариантами. Период времени, за который учитывается воздействие, также влияет на итоговую оценку. В общем, это сложный вопрос, но в любом случае эмиссионные последствия сжигания биомассы не равны нулю. В некоторых случаях они могут быть хуже, чем при сжигании угля.

Но оставим на время землепользование и эмиссию от сжигания биомассы и обратимся к вопросу об исполнимости “S” в CCS и BECCS: к хранению СО2.


На глубине 2000 метров


Следующие графики получены из сценария, описанного в Van Vuuren и др. (2011). Некоторые взяты непосредственно из этого исследования, другие я построил самостоятельно, частично они основаны на сведениях, любезно предоставленных мне автором работы. Я сделал в моих расчетах ряд допущений, и графики и цифры, полученные мной самостоятельно, носят довольно приблизительный характер.



Показано глобальное использование первичной энергии (в эксаджоулях) для сценария RCP2.6. Из Van Vuuren и др.(2011), часть рис.2 из этой работы


С 2010 по 2100 год суммарная потребляемая энергия удваивается. За тот же период использование биоэнергии увеличивается в пять раз, а после 2020 года резко возрастает использование CCS и BECCS, они составляют примерно половину энергоснабжения. Теперь изменим этот график, чтобы посмотреть только на ископаемые виды топлива.



Использование угля и газа на протяжении столетия увеличивается (со странной впадиной на графике угля в середине века), но использование нефти достигает пика около 2020 года. Вся угольная эмиссия после 2060 связывается и хранится, но лишь около половины газовой эмиссии и почти ничего из оставшейся эмиссии нефти. При сжигании любого вида ископаемого топлива получается CO2 в количестве между 2,8 и 3,7 от массы топлива. Можно оценить массу СО2, подлежащего захоронению и сопоставить ее с массой исходных видов топлива, см. рис. (масса биотоплива исключена):



Этот график показывает огромную массу СО2 из ископаемого и био- топлива, которую при этом сценарии придется ежегодно размещать в местах захоронения к концу века: примерно четыре массы ископаемого топлива, добытого в 2000 году. Четырнадцать работающих в настоящее время хранилищ CCS поглощают в среднем по 2 млн. тонн CO2 в год, таким образом, к 2090 году потребуется 20000 таких хранилищ. (Кстати сказать, только три из этих четырнадцати действующих проектов созданы не ради повышения отдачи на нефтяных месторождениях). Это будет означать, что между 2030 и 2080 годами нужно будет вводить в строй примерно по одному двухмиллионнотонному хранилищу в день. Будущие CCS хранилища, скорее всего, будет гораздо крупнее нынешних демопроектов, но даже при средней мощность 10 млн. тонн в сутки необходимо строительство одного такого объекта каждые пять дней в течение пятидесяти лет.

Если предположить, что цена CCS составит 50$ за тонну, к концу века это повлечет за собой расходы $ 2 трлн. в год, что больше текущих глобальных военных расходов.

Оценка массы дает впечатление о том, сколько СО2 должно обрабатываться на поверхности, но не слишком много говорят нам об объемах, которые должны быть захоронены в недрах Земли. Если хранить СО2 при типичных температуре и давлении, он будет в форме сверхкритической жидкости с плотностью примерно 0,6 г/см3. Природный газ в резервуаре на глубине 2000 м будет сжат примерно в 180 раз. Величина зависит от конкретной температуры и давления, а также от химического состава газа, так что это просто приблизительная цифра для иллюстративных целей.



Следовательно, в рамках этого сценария к концу века каждый год должны подвергаться захоронению 50 миллиардов кубических метров СО2 из ископаемого топлива плюс 15 млрд. кубометров из биотоплива. Для сравнения, это примерно три объема ископаемого топлива, извлеченного из недр в 2010 году. Другими словами, это эквивалентно закачке объема озера Эри под землю каждые 7 - 8 лет. Захоронение CO2 превысит естественное поглощение его океаном где-то в середине века.

Закачка таких объемов жидкости в недра будет иметь последствия. Есть очень немного подземных пустот, ждущих, когда же их заполнят, а существующие жидкости (в основном соляные растворы) будут вытеснены со своих мест. Так или иначе, они найдут путь на поверхность. Многие потенциальные риски, связанные с захоронением CO2, уже известны, и, хотя некоторых из них можно избежать путем тщательного выбора места, мониторинга и инженерных решений, в масштабах, необходимых в большинстве сценариев 2° C, неизбежно придется выбирать для CCS далеко не самые подходящие места.




Вацлав Змил делает аналогичные замечания о массах и объемах, связанных с масштабным CCS. В этом видео он излагает трудности применения масштабной практики CCS на протяжении хотя бы нескольких десятилетий.

Недавно, компания Shell начала проект CCS в Альберте, названный Quest. Она планирует извлекать 1 млн. тонн CO2 в год из выхлопных газов установки для переработки нефти, а затем закачивать СО2 в базисный слой кембрийского песчаника. Это перспективный проект, хотя стоит заметить, что эмиссия нефтегазовой промышленности Альберты в 2013 году составила 73 миллиона тонн CO2-эквивалента, то есть необходимо примерно 70 таких предприятий, чтобы сделать нефтепереработку углеродно-нейтральной. Проект получает щедрые государственные субсидии, ориентировочная стоимость составит $ 72 за тонну. Будем надеяться на успех, и что подобные проекты могут быть повторены безопасным образом и притом дешевле.


Великая несообразность CCS



Автор изображения matros_


Уже сейчас в густо населенных частях мира не так просто найти достаточно места, чтобы избавиться от бытовых отходов. А ведь масса СО2, который мы выбрасываем, в сорок раз больше. Даже если мы найдем на это средства, и широкая общественность признает необходимость CCS, найти безопасные места захоронения и заручиться поддержкой местных сообществ окажется монументальной задачей. Вероятно, будет такое ​​же сопротивления, какое мы видим сейчас в отношении технологии гидроразрыва нефтеносного пласта или утилизации ядерных отходов, только в большем масштабе. Сытая по горло подобными сюжетами и подозрительная общественность, вероятно, не так уж легко примет успокоительные рассуждения экспертов о безопасности CCS. Ждите новый акроним: NUMBY (англ. не под моим задним двором). (Кстати, если уж зашла об этом речь, прессованный мусор имеет примерно ту же плотность, что и сверхкритический CO2, поэтому соотношение масс сорок к одному применимо и к объемам тоже).



Автор изображения John Garrett.


Правительства предприняли некие символические усилия для поддержки пилотных проектов CCS, тем не менее, многие инициативы провалились. Бизнес на ископаемом топливе от расширения практики CCS выигрывает вдвойне: это дает дополнительную жизнь их месторождениям, и, поскольку они имеют опыт обращения с жидкостью в недрах, они и получат большую часть инвестиций, необходимых для утилизации CO2. Тем не менее, усилия частного бизнеса являются в лучшем случае половинчатыми, и в основном ограничивается проектами повышения нефтеотдачи. Есть привкус абсурда в том, что процессы, которые призваны избавить нас от CO2, на деле только помогают получать больше ископаемого топлива.

Из сказанного выше не следует вывод, будто бы CCS или технология BECCS не будут играть никакой роли, просто уповать на них как на средство избавиться от десятков миллиардов кубометров СО2 во второй половине века представляется не слишком-то благоразумным. Путь к 2 градусам не сводится к применению CCS в непомерных масштабах, и мы, безусловно, должны всеми силами продвигать сокращение спроса на энергию, солнечную, ветровую и ядерную энергетику, если мы хотим избежать опасного изменения климата.

Даже если сценарий из van Vuuren и др. реализуется так, как представляли себе его авторы, сюжет не завершится в 2100 году. Пока мы не заменим наши источники энергии подлинно устойчивыми, мы обречены крутиться в беличьем колесе выкапывания углерода и запихивания его обратно. Этот порочный круг неизбежно будет прерван: либо когда сжигать больше будет нечего, либо когда СО2 станет некуда девать. Так что в долгосрочной перспективе это никакое не решение, а всего лишь его отсрочка.

Есть гигантский разрыв между тем, что мы должны делать по мнению авторов прогнозов и тем, что мы действительно делаем. Нельзя решить проблему, не признав для начала, насколько огромным вызовом она является.


Ссылки


Anderson, K. (2015). Duality in climate science. Nature Geoscience. (open access text)

Fuss, S., Canadell, J. G., Peters, G. P., Tavoni, M., Andrew, R. M., Ciais, P., ... & Yamagata, Y. (2014). Betting on negative emissions. Nature Climate Change, 4(10), 850-853. pdf

Scott, V., Gilfillan, S., Markusson, N., Chalmers, H., & Haszeldine, R. S. (2013). Last chance for carbon capture and storage. Nature Climate Change, 3(2), 105-111.

Van Vuuren, D. P., Stehfest, E., den Elzen, M. G., Kram, T., van Vliet, J., Deetman, S., ... & van Ruijven, B. (2011). RCP2. 6: exploring the possibility to keep global mean temperature increase below 2 C. Climatic Change, 109(1-2), 95-116. pdf

Нет, они уже больше не климатические скептики, а отрицатели очевидного!

Самый надежный критерий правдивости чего-либо в современном мире — это массив рецензируемой научной литературы. Если вы только не собираетесь использовать как критерий истинности ОБС ("одна бабка сказала").
Вы, конечно, можете считать , что практически все ученые в МГЭИК, ВМО и Росгидромете — лжецы, все исследователи NASA  и ESA (Европейского космического агентства)  — идиоты, а климатология — продажная девка одновременно глобального капитализма и мирового коммунизма. И с этим мнением трудно спорить, но не потому, что это — истина, а потому, что оно ни на чем не основано. Проще говоря — антинаучно.
Collapse )

Метановая бомба Арктики опаснее, чем предполагалось

http://www.gismeteo.ru/news/klimat/7345-metanovaya-bomba-arktiki-opasnee-chem-predpolagalos/
Арктическая метановая «бомба замедленного действия» представляет большую угрозу для Земли, чем ученые предполагали ранее. Об этом говорится в новом исследовании, результаты которого опубликованы 24 ноября в журнале Nature Geoscience.

Collapse )

Материал в газете.ру об этом же исследовании: "Арктический метан изменит климат"

                                           

Узнаем ли мы правду о последствиях аварий на японских АЭС?

 
Узнаем ли мы правду о последствиях аварий на японских АЭС?

http://www.greenpeace.org/russia/ru/news/08-04-2011-nuclear/

Новость - 8 апреля, 2011
Связанная обязательствами перед Международным агентством атомной энергии (МАГАТЭ), Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) молчала о Чернобыле. Молчит и о Фукусиме. Представители ВОЗ до сих пор не побывали на месте аварии японской АЭС и отказываются говорить о реальной опасности ядерной катастрофы для здоровья.

В интервью телеканалу Евроньюз бывший генеральный директор ВОЗ Хироши Накаджима признался, что всемирная организация не публиковала данные о последствиях аварии в Чернобыле из-за давления со стороны МАГАТЭ. «Это из-за МАГАТЭ. Поскольку эта конференция была организована совместно с МАГАТЭ. В этом была проблема», — заявил Хироши Накаджима.

В 1959 году МАГАТЭ и ВОЗ подписали соглашение о сотрудничестве с целью развития и практического применения атомной энергии в мирных целях во всем мире.

Организации договорились не разглашать конфиденциальную информацию друг о друге, а также «во всех случаях, когда одна из сторон намеревается приступить к осуществлению какой-либо программы или деятельности, которая может представлять существенный интерес для другой стороны, консультироваться с нею для того, чтобы урегулировать вопрос на основе обоюдного соглашения». Другими словами, перед проведением любых исследований, связанных с последствиями радиоактивного облучения, ВОЗ обязана согласовывать свои выводы с МАГАТЭ.


Выполняя условия договора между МАГАТЭ и одним из своих специальных агентств, ООН в сентябре 2005 года выпустила доклад «Чернобыль: истинные масштабы аварии 20 лет спустя». В нем говорится, что аварии на Чернобыльской АЭС не имела никаких ужасающих последствий и что главную опасность для здоровья населения, проживающего на зараженных радиацией территориях, представляет не радиация, а страх перед ней. «Укоренившиеся мифы и ложные представления об угрозе, создаваемой излучениями, привели “к парализующему фатализму” среди жителей пострадавших районов… последствия аварии для здоровья представлялись ужасающими по своим масштабам, но если проанализировать их, используя обоснованные выводы добросовестной научной практики, то эти последствия для здоровья людей оказались не столь значительными, как сначала считали… мы не обнаружили глубоких отрицательных воздействий на здоровье у остальной части населения в прилегающих районах, и мы не можем говорить о широко распространившемся радиоактивном загрязнении, которое могло бы и далее создавать существенную угрозу здоровью людей, за исключением нескольких зон с ограниченным доступом к ним», — говорилось тогда в пресс-релизе ООН.

Доклад вызвал шок среди ликвидаторов и многих ученых, которые не понаслышке знают о цене Чернобыля. Оказалось, что разного рода недомогания, а также более серьезные заболевания жертв аварии на самом деле вызваны «парализующим фатализмом».

Официальная методика, которую использовали при подготовке доклада эксперты ООН, основана на расчете рисков заболевания раком и смертности от радиационного воздействия на примере атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. Имея официальные данные о дозах, полученных ликвидаторами на Чернобыльской АЭС, эксперты ООН перенесли японский опыт на последствия чернобыльской катастрофы. Но есть ряд принципиальных моментов. Во-первых, статистику по Хиросиме и Нагасаки начали вести через несколько лет после бомбардировки. Во-вторых, оценить, какие реально дозы получили ликвидаторы, невозможно: учет получаемых доз велся, мягко говоря, не совсем корректно. Кроме того, МАГАТЭ и ВОЗ в своих расчетах практически игнорируют данные о повышенном уровне заболеваемости (различными болезнями, а не только раком щитовидной железы) среди ликвидаторов, а также детей, проживающих на загрязненных землях.

Соглашение между МАГАТЭ и ВОЗ держали в тайне почти 40 лет. Оно действует до сих пор, несмотря на протесты и требования расторгнуть договоренность. И пока оно действует, мы вряд ли узнаем всю правду о последствиях аварии на АЭС «Фукусима-1».

С 11 марта — дня начала драматических событий на японских АЭС американский журналист Роберт Джеймс Паркер и его коллеги в Женеве пытаются получить от ВОЗ сведения о возможных последствиях случившегося для здоровья людей и о мерах, принимаемых для защиты населения, — пишет Deutsche Welle.

Однако 18 марта — после недельного молчания — пресс-секретарь «отдела ВОЗ по вопросам современных кризисов» Грегори Хэртл зачитал журналистам лишь несколько скупых фраз с информацией, ранее обнародованной японскими властями и самим МАГАТЭ. На просьбы дать обстоятельное интервью, прежде всего об угрозе радиоактивного загрязнения продовольственных товаров, Хэртл вообще не отреагировал. Чуть позже, 21 марта, один из пресс-секретарей ВОЗ выразил сдержанные опасения в связи с повышением радиационного фона в Китае.

«Мы оказались заложниками атомного лобби. По-другому это никак нельзя назвать, — говорит Владимир Чупров, руководитель энергетического отдела Гринпис России. — Прекратить это можно только одним способом — отказаться от атомной энергетики. Тем более что многие альтернативные источники энергии уже давно стали экономически конкурентоспособными и по скорости развития обошли так называемый «мирный» атом в десятки раз!»

=========================

МАГАТЭ заставляет врать Всемирную организацию здравоохранения
27 Марта 2011

http://www.stringer.ru/publication.mhtml?Part=37&PubID=16195

Целый день Евроньюс передает из Японии, что приехавшая с инспекцией комиссия ВОЗ (Всемирной организации здравоохранения) вынуждена врать, что есть силы о положении вокруг Фукусимы. Что скрывать истинные масштабы бедствия и опасности для людей ВОЗ вынуждена под давлением МАГАТЭ. А Международное агентство по атомной энергетике - это криминальная коммерческая контора, которая отлично знает, что занимается распространением несовершенных технологий и ставит мир на грань выживания.

"Радиоактивное загрязнение, вызванное аварией на японской АЭС "Фукусима-1", обнаруживается не только в воде и почве, но и в овощах в разных районах страны и за рубежом, передает РИА "Новости" со ссылками на японские СМИ.

Специалисты Министерства здравоохранения Японии обнаружили в брокколи, собранной в расположенной примерно в 40 километрах к северо-западу от аварийной АЭС "Фукусима-1" деревне Иитатэ (префектура Фукусима), радиоактивный йод, содержание которого на один килограмм составило 10,7 тысячи беккерелей. Предусмотренная в Японии норма по радиоактивности для продуктов составляет 2 тысячи беккерелей.

Радиоактивный цезий обнаружен в брокколи в количестве 10390 на килограмм. Норма равна 500 беккерелям.

В почве, взятой на анализ 20 марта в Иитатэ, выявлен радиоактивный йод в количестве 1,17 миллиона беккерелей, цезий - 163 тысячи беккерелей на килограмм.

В образцах сорняковой травы, взятых с 18 по 21 марта в 25-45 километрах от АЭС, специалисты Министерства образования, культуры, спорта, науки и технологии обнаружили содержание радиоактивного йода в размере от 35,6 тысячи до 2,54 миллиона беккерелей, цезия - от 1,1 миллиона до 2,65 миллиона беккерелей.

В четверг были обнаружены превышающие допустимые для детского потребления уровни содержания радиоактивного йода в водопроводной воде префектуры Тиба, граничащей с Токио. На литр воды приходилось 220 беккерелей йода, норма же составляет 100 беккерелей.

В префектуре Саитама содержание йода во взятых 22 марта пробах составило 120 беккерелей на литр. Однако к настоящему времени оно вернулось на безопасный для детей уровень.

В то же время в Токио уровень радиации в водопроводной воде в четверг снизился до безопасного для детей уровня через сутки после того, как было отмечено превышение нормы. В настоящее время количество радиоактивного йода составляет 79 беккерелей на 1 литр воды, норма составляет 100 беккерелей. В среду этот уровень составил 210 беккерелей.

Жители столицы в среду обнаружили на крышах домов желтые следы после прошедших накануне дождей. Однако Метеорологическое управление Японии поспешило успокоить горожан, объяснив "желтизну" эффектом от цветочной пыльцы.

Генеральный секретарь правительства Японии Юкио Эдано в четверг призвал граждан "сохранять спокойствие" в сложившейся ситуации, - сообщает NEWSRU.com

====================

Эксперт: Последствия "Фукусимы" будут гораздо серьезнее Чернобыля

http://www.dw-world.de/dw/article/0,,14972594,00.html

Японцы протестуют против АЭС после аварии в Фукусиме
Последствия аварии на "Фукусиме" будут гораздо серьезнее тех, которые были вызваны катастрофой на Чернобыльской АЭС. Об этом заявил председатель Общества по защите от радиации Себастиан Пфлюгбайль.

По мнению одного из немецких экспертов, последствия аварии на АЭС "Фукусима-1" в Японии будут, по всей видимости, значительно серьезнее, чем те, которые были вызваны чернобыльской катастрофой. "Из "Фукусимы" в окружающую среду просочилось гораздо больше радиации, чем из Чернобыльской АЭС", - пояснил председатель Общества по защите от радиации ученый-физик Себастиан Пфлюгбайль (Sebastian Pflugbeil) в среду, 6 апреля, в Берлине, на открытии конгресса, посвященного 25-летию аварии на Чернобыльской АЭС, сообщает агентство AFP.

По словам Пфлюгбайля, две катастрофы отличаются тем, что в Чернобыле произошел крупный взрыв, в результате которого радиоактивный столб взметнулся ввысь на 15 километров, а на "Фукусиме" утечка радиации происходит постепенно. "На Фукусиме ничего не горит, - сказал он. - Там радиоактивные частицы постепенно расползаются в радиусе от 300 до 500 километров". Поскольку плотность населения в районе "Фукусимы-1" значительно выше, чем в Чернобыле, ущерб, очевидно, также будет во много раз масштабнее, полагает ученый.

По оценкам Пфлюгбайля, от последствий чернобыльской катастрофы погибло около миллиона человек. Официальной статистики на этот счет пока нет. Немецкий эксперт не стал прогнозировать, сколько людей может умереть в результате аварии на "Фукусиме".

"Информационная политика - как в СССР"

Себастиан Пфлюгбайль подверг резкой критике информационную политику в связи с катастрофой на "Фукусиме-1". "Информационная политика японцев такая же, как была 25 лет тому назад в Советском Союзе после катастрофы на Чернобыльской АЭС", - констатировал он, добавив, что немецкие официальные лица также предпочитают "темнить", сообщает агентство epd.

Пфлюгбайль полагает, что виной тому - "дезинформационный аппарат" МАГАТЭ и Международного совета по защите от радиации как выразителей интересов атомного лобби. Немецкий эксперт, в частности, утверждает, что между МАГАТЭ и Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) еще с 50-х годов прошлого века действует договор, запрещающий обнародование статистики об ущербе, причиненном уточкой радиации. "Атомная техника сопряжена со столь высоким риском, что ее можно приукрасить лишь с помощью лжи", - резюмировал он.

Автор: Сергей Ромашенко

==============

420 000 случаев рака от выброса радиации с АЭС Фукусима-1

http://dront.ru/news/2011-04-04-2/

04.04.2011

Анти-атом.ру (anti-atom.ru), 1 апреля 2011 - Согласно новым расчетам одной из ведущих международных организаций ученых - Европейского комитета по радиационному риску (ECRR), Японию настигнет волна онкологических заболеваний в результате радиоактивных выбросов с АЭС Фукусима-1.

Среди 3 миллионов человек, проживающих в радиусе 100 км от АЭС Фукусима-1, если они останутся в своих домах в течение года, будет диагностировано около 200000 случаев онкологических заболеваний в следующие 50 лет. Половина таких случаев будет диагностирована в течение ближайших 10 лет. Если население будет немедленно эвакуировано - количество случаев онкологических заболеваний значительно уменьшится.

Среди 7 миллионов человек, проживающих в радиусе от 100 км до 200 км от АЭС Фукусима-1, будет диагностировано около 220000 случаев рака в следующие 50 лет. В течение ближайших 10 лет будет диагностировано 100000 случаев.

Количество случаев онкологических заболеваний можно снизить, если эвакуировать всех, кто проживает на расстоянии до 100 км от АЭС в северо-западном направлении и сделать там зону отчуждения. Кроме того, необходимо ввести санкции по отношению к должностным лицам, скрывающим информацию от населения, а также к тем, кто намеренно распространяет в СМИ заявления, занижающие риски для здоровья населения.

"Нет никаких сомнений, что радиоактивные частицы будут распространяться по территории Японии и других стран, поэтому цифра, скорее всего, вырастет. Есть риск и других заболеваний, прежде всего у беременных женщин и детей, рожденных позднее в этом году. Это демонстрирует какая огромная опасность исходит всего лишь от одной АЭС, - говорит Владимир Сливяк, сопредседатель группы "Экозащита!". - В России работает 32 атомных реактора, из которых 22 - наиболее старые и опасные, находящиеся на грани выработки ресурса или уже перешагнувшие запланированный срок эксплуатации. Продлевая срок службы этих реакторов "Росатом" подвергает население риску российской "Фукусимы".

Ознакомиться с новым докладом ECRR (на английском) можно здесь: http://anti-atom.ru/ab/node/2194.